Небольшая экскурсия в историю байкерского движения в Америке

Большинство авторов, рассматривающих историю байкерского движения, уверены, что приблизительным временем его возникновения является короткий период после окончания Второй Мировой войны. При этом, обязательной версией упоминается непременное участие в рождении масштабной мотоциклетной движухи бравых американских летчиков, уставших от доблестных бомбежек немецких городов и дорогого европейского алкоголя, и, таким образом, пытавшихся утолить неуемное желание высоких скоростей и адреналина в скучной гражданской жизни. Отсюда и эта тяга байкеров к кожаной одежде, разного рода нашивочкам и шеврончикам, а также строгая иерархия в структуре клубов, которая заставляет вспомнить о воинской субординации и дисциплине.

 

Тем не менее, не существует ни одного документально подтвержденного доказательства основополагающего участия звездно-полосатых летунов в мотоциклетных начинаниях, хотя нельзя отрицать и тот факт, что среди первых неугомонных райдеров, которые нашли свою прелесть в групповых покатушках, находилось большое количество бывших солдат, оказавшихся после окончания большой войны, мягко говоря, не у дел. Кроме того, одним из важных факторов, определивших резкое возрастание масштабов байкдвижения, явился рост промышленного производства мотоциклов, оказавшихся очень востребованными военными в период Второй Мировой. Именно «военные» модели «Харлеев» и «Индейцев» стали первыми железными конями для вновь испеченных байкеров. Списанные мотоциклы вовсю ремонтировались и тюнинговались в многочисленных мастерских, так что кастомизация байков – это тоже, так сказать, традиция, уходящая корнями в далекую историю.

 

Но, говоря о послевоенном всплеске мотоактивности, хотелось бы все-таки вспомнить и о такой организации как «Американская мотоциклетная ассоциация» (АМА), которая была основана еще в 1924 году, как некоммерческая структура, призванная объединить любителей езды на мотоциклах. И уже в те годы появились первые байкклубы, члены которых принимали участие в создании первых традиций современных байкеров. Но для того времени мотоцикл был скорее чем-то из ряда вон выходящим, и таких масштабов, как в первые послевоенные годы, движение не имело. Хотя именно АМА сыграла важную роль в развитии негативного имиджа современных байкеров. А случилось это в июле 1947 года, когда на одном из организованных АМА ралли, группа подвыпивших мотоциклистов решила откровенно похулиганить. Как это принято у байкеров, разогретая алкоголем и зрелищем молодежь устроила пьяный дебош, который получил впоследствии название «Холлистерский мятеж» по месту проведения ралли – город Холлистер, штат Калифорния. История мутная, до конца неясная, но получившая широкую известность в результате массового характера, которые приняли беспорядки в течение очень быстрого периода времени. Как это бывает, знает практически любой, побывавший на обычной российской свадьбе. В общем били всех, кого-то зарезали, досталось и полиции, и «мирняку».

 

 

События получили широкий резонанс в СМИ, падкие на сенсации журналисты трубили на каждом углу об агрессивных мотоциклистах, вовсю «нарушавших беспорядки» и, в течение нескольких дней, терроризировавших местное население бедного американского городка. Поговаривают даже, что популярный в те годы журнал «Лайф» опубликовал постановочное фото с пьяненьким мальчонкой на мотоцикле, чтобы донести читателям горькую правду об истинном образе любителей мотоциклов. Впоследствии, все эти веселости и шалости в Холлистере послужили основой сюжета для криминального боевика «Дикарь» с Марлоном Брандо в роли главного мотохулигана. Киношка вышла всего через пару лет после событий, и тоже добавила масла в огонь общественного осуждения байкеров. В общем, история, как и с фильмом «Челюсти», — больших белых акул практически ни за что записали в главные морские убийцы, а они ведь просто пухлые няши.

 

АМА поспешила откреститься от возможных обвинений в организации холлистерских беспорядков, и ее представители заявили о том, что, в принципе, подавляющее большинство мотоциклистов ребята тихие, смирные и законопослушные, но в семье – не без урода, и этих самых уродов среди байкеров всего-навсего что-то около одного процента…

 

Вот так и начался формироваться негативный образ еще безобидных в то время байкеров. Результат был ожидаем и логичен. Мальчишкам, еще не успевшим организовать слаженные преступные сообщества, подкинули идею про тот самый знаменитый «1%», который плевал на законы общества и превыше всего ставит свое стремление свободно жить и хулиганить, как ему вздумается. Вчерашние детишки, получив романтический заряд бодрости в виде возможности стать крутым ездоком, свободным от всех обязательств перед обществом, начали сбиваться в организованные стаи, которые со временем окрепли и стали реальной силой в криминальном мире. Никто уже не хотел участвовать в АМА, все хотели быть «однопроцентниками» — опасными и сильными. Этому способствовали и дальнейшие антиправительственные настроения в Америке, получившие широкое развитие в 60-ые годы. Кто-то возвращался с Вьетнамской войны и, не найдя себя на гражданке, затаив обиду на бросившее его государство, подавался в криминальные мотосообщества, кто-то просто, поддавшись всеобщим антивоенным и антиправительственным настроениям, уходил в байкеры, рассуждая, что в слаженном коллективе сильных и смелых райдеров можно срубить намного больше бонусов, чем записавшись в обычные безобидные «хиппи».

 

Так или иначе, но в какой-то момент количество «однопроцентников» или, как еще их именуют «аутло» (от англ. out law – вне закона), едва ли не превысило число законопослушных байкеров. Со временем клубы «аутло» прочно заняли свою нишу в криминальном мире США со всеми вытекающими отсюда последствиями: разборками банд за территории влияния, дележом сфер криминальной активности, убийствами, рекетом, проститутками, наркотиками, игорными клубами и т.д.

 

Ярким примером таких событий является «Квебекская байкерская война», имевшая место быть в Канаде в середине 90-ых годов прошлого века. Веселые пострелушки между несколькими клубами «аутло» привели к паре сотен смертей и сопровождались массовыми погромами, подрывами, поджогами и прочими фейерверками. Бытует мнение, что война явилась результатом передела контролируемых байкерами территорий, где они организовали продажу наркотиков. Спрос на товар был довольно неплохой, и ребята из различных мотоколлективов просто не поделили районы сбыта, это бывает в тех местах.

 

Так или иначе, но подобные увеселительные мероприятия в различных масштабах проводились клубами «аутло» с завидной регулярностью и продолжаются до сих пор. Мало, кто у нас знает, но знаменитые в США и Европе «Hell’s Angels» и «Bandidos» до сих находятся в состоянии то замороженного, то размороженного конфликта. Члены банд частенько устраивают огнестрельные вечеринки, расстреливают друг друга из засад, в общем, живут активной, не всегда длинной, но насыщенной жизнью. Бывает, что и мирятся, пьют на брудершафт с последующими дружескими обнимашками, но как правило, ненадолго.

 

 

В настоящее время в США активно действуют несколько клубов «Аутло»: «Pagans», «Hell’s Angels», «Outlaws МС», «Bandidos», «Mongols МС» — вот список из наиболее крупных объединений, а сколько там банд поменьше – даже сотрудники ФБР вряд ли смогут озвучить. Аббревиатура «МС» во многих названиях байкклубов — это сокращение от «motorcycle club», еще иногда встречается «MG» — «motorcycle gang» (мотобанда). Кстати, то же ФБР оценило размер денежного эквивалента стоимости изъятых у байкеров-аутло наркотиков, оружия и прочих не совсем законных сувениров в несколько миллиардов долларов. Так что масштабы впечатляют.

 

По данным американских правоохранительных органов, все группировки связаны с какой-либо сферой криминального бизнеса и имеют подконтрольную территорию. Структура территориального деления зон влияния байкерских клубов довольно запутана и постоянно меняется, что связано с наличием многочисленных филиалов, или «чепт» (от англ. «Chapter» — отделение, филиал), которые тесно взаимодействуют с «центральным офисом».

 

 

В последнее время снова стало принято говорить о том, что большинство байкеров являются законопослушными и адекватными гражданами, кто распускает такие слухи, мы выясняем. Растет количество официальных мероприятий, проводимых под эгидой АМА. Но ребята из «аутло»-клубов только посмеиваются, глядя на таких «байкеров», оживленно галдящих на каких-нибудь культурно-массовых мероприятиях с сувенирными лавками, концертами кантри-музыки и водянистым пивом в пластиковых стаканчиках (стекло в целях безопасности на таких мероприятиях АМА не поощряет). Как правило, общую массу законопослушных байкеров составляют мотоциклисты выходного дня, надевающие кожаный жилет с брутальными черепами и волками, чтобы пофорсить перед испуганными звуком мотоциклетного мотора обывателями. При этом, как бы это печально не звучало, хранителями романтики свободных дорог и образа жизни настоящих байкеров остаются члены клубов «аутло», которые не связаны работой в офисе или у станка, им можно не отпрашиваться у главного менеджера и они имеют возможность сорваться и рвануть в любое время на разборки в соседний штат в составе организованной группы единомышленников.

 

 

Вот и рассекают такие мотоколлективы пыльные прерии в поисках приключений и острых ощущений, а «мотоциклисты выходного дня» ждут повода, чтобы собраться сотоварищи и устроить «прохват» до места проведения очередного пикника или магазина тематических нашивок и значков. Но, справедливости ради, стоит отметить, что «законопослушные» клубы тоже могут жить активной общественной жизнью: устраивать шоу и соревнования (разумеется с разрешения местных властей и, согласовав их с АМА).

Говоря о традициях байкерского движения, стоит подробнее остановиться на атрибутике, которая является неизменной в течение многих лет чертой для большинства клубов. Прежде всего это специфическая одежда, которая включает в себя обязательную для любого байкера клубную жилетку. Кожаная или джинсовая, она служит для размещения символики клуба – или «цветов».

 

 

Любовь байкеров к коже принято объяснять «летными» корнями происхождения байкеров, однако, на мой взгляд, все определяется свойствами такой одежды – она не продувается встречным ветром, служит относительно неплохой защитой на случай падения, ее сложно выпачкать, в общем, удобна и практична. «Цвета» для байкера – священны и неприкосновенны. Они включают в себя и эмблему клуба, и его название, и клубные татуировки. Их надо заслужить. Структура любого клуба, наряду с руководством – президентом и вице-президентом, «офицерами» и «солдатами», — действующими полноправными членами организации («members»), включает в себя еще кандидатов различных степеней посвящения: «проспектов», «саппортов», которые пока не имеют право носить полные «цвета». Ранг, а зачастую и прозвище мотоциклиста, название клуба и филиала, — указываются на соответствующей нашивке на грудной части жилета. Такая жесткая иерархия и тяга к разного рода «бирочкам» вполне может быть объяснима военным прошлым многочисленных «отцов-основателей» байкерского движения. Существует версия, согласно которой одними из первых организованных байкеров были выходцы из южных штатов, перенявшие сложную структуру у распространенных на юге подразделений «Ку-клус-клана», отсюда и распространенный во многих клубах запрет на участие в их деятельности чернокожих мотоциклистов. Согласно официальной версии, «Ку-клус-клан» организовали тоже ребята, демобилизованные из армии, после окончания Гражданской войны в США.

 

 

В общем, в последнее время, среди законопослушных байкеров наметилась тенденция сбиваться в группы «по интересам» для совместного времяпровождения, организации клубных мероприятий и шоу, просмотра любимых сериалов и прослушивания музыкальных произведений. Многие старожилы движения с грустью поговаривают о тех годах, когда слово «байкер» означало в первую очередь образ жизни, связанной с дорогой и мотоциклом. Как это ни грустно, байкеры стали об этом забывать.

Источник: http://amposter.com/motonews/

Добавить комментарий